Скрыть

Реальная фантастика. Разработки Б.В.Болотова

Газета "Вестник Чернобыля" №59 (173)

Июль, 1990 г.

 

РАЗРАБОТКИ КИЕВЛЯНИНА Б. В. БОЛОТОВА ОТКРЫВАЮТ ПУТЬ К ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТОЙ АТОМНОЙ ЭНЕРГЕТИКЕ

КИЕВЛЯНИН Борис Васильевич Болотов представил в Государственный комитет СССР по делам изобретений и открытий около 400 своих заявок на изобретения (из них па 150 выданы авторские свидетельства) и 20 заявок — на открытия. Самые ценные, как он говорит, отклонены, как... невероятные. Вот лишь краткий перечень — частичка! — того, что Болотов хочет подарить человечеству. Надежно безопасная в экологическом отношении ядерная энергетика. Дешевый строительный материал из песка. Предложенная всей семьей Болотовых «Таблица химических элементов второго поколения» (она служит теоретическим обоснованием возможности преобразовывать одни элементы в другие). Перспектива сделать более        продолжительной жизнь, омолаживать организм. Все это очень похоже на фантастику, но не будем торопиться с выводами.

Докторскую диссертацию Бориса Васильевича, тема которой связана с системами искусственного интеллекта, приближенными к биологическим, «остановили» на стадии предварительной защиты.

А когда он завершил рукопись книги «Бессмертие — это реально», его бросили в тюрьму. В работе ученый изложил свою концепцию: как жить и не болеть, сформулировал принципы омоложения живых организмов. Были здесь и два раздела, посвященные здоровью общества (именно они и стали «предлогом» для репрессий): в них автор доказывал необходимость заинтересованности производителей в результатах их труда, необходимость частной собственности на землю, многопартийности, плюрализма мнений и гласности. Тринадцать лет назад Болотов осмелился изложить на бумаге мысли, которые мы сегодня слышим по радио и телевидению, читаем в газетах. Но тогда это было криминалом.

На протяжении четырех лет перед арестом, Болотова пять раз увольняли с работы. Его преследователи утверждали, что «ему нельзя доверить даже должность почтальона или дворника». А в это время изобретениями ученого интересовались ученые за границей — В США, Франции. Японские фирмы, в частности, предлагали закупить сделанные Болотовым робототехнические системы, способные к самообучению.

Обыск. Во время этой процедуры из квартиры Болотова вывезли 750 томов ценных старинных книг и все экземпляры его рукописи «Бессмертие — это реально».

Суд к «политическим» годам заключения прибавили еще «уголовные». Якобы ученый присвоил 2614 рублей и 2 копейки - заработную плату, полученную в Главном информационно-вычислительном центре Министерства высшего образования УССР, поскольку пользовался свободным режимом работы. А только экономический эффект его рационализаторских предложений был равен двум миллионам рублей!

Прошел он и через насильственное помещение в психиатрические больницы. Только в Москве сумел добиться, чтобы его признали психически здоровым.

Колония строгого режима... И это не годы сталинщины-бериевщины. Недавнее время. «Восемь лет за «бессмертие» — под таким заголовком газета «Московские новости» 11 февраля 1990 года опубликовала статью М. Воздвиженского. А на обложку второго номера журнала «Рационализатор и изобретатель» за этот год вынесен портрет Бориса Васильевича, а также название очерка Г. Кушнера о нем — «Опасен тем, что не виновен». К сожалению, украинские органы печати не вступились за честь, достоинство и свободу известного ученого. «Отмерянное» отсидел сполна. Но и за колючей проволокой не согнулся. Даже в тех страшных условиях продолжал научные эксперименты.

Некоторые работники колонии оказались более гуманными, чем коллеги- ученые: разрешили создать на заводе лабораторию, в которой Болотов смастерил... реактор. Здесь ему удалось экспериментально подтвердить рожденное на свободе открытие — возможность холодного ядерного синтеза.

В конце марта этого года закончился срок заключения. Прошло еще две недели, а Борис Васильевич не вернулся домой. Перепуганная Нелли Андреевна, жена Болотова, едет в Горловку, добивается приема у руководства карательных органов, и ей позволяют забрать мужа. Вот как рассказывает об этом эпизоде сам Борис Васильевич:

— Я спрашивал, почему меня не отпускают, и слышал в ответ: «Еще не пришли бумаги». Продолжал работать в лаборатории. Даже получал немного платины на своем реакторе (со спичечную головку). Кручу этот кусочек в руке и размышляю довольный: не провести ли еще реакцию на калий-хлор. Тут заходит капитан Козакевич, обращается ко мне: «Собирайтесь, Борис Васильевич. Через час будете на свободе». «Как? У меня в руках платина. Хочу еще раз проверить. Завтра». Но он и слушать не хочет. Так мне неприятно стало, что я не закончу эксперимент. Подумал, договорюсь с начальством, возвращусь в лабораторию. Положил платину на стол. А капитан ведет меня в кабинет начальника. Вижу там жену. Попробовал ее убедить, но она ничего не захотела слушать. Тогда начальник: «Нужно, Борис Васильевич». Я подчинился.

Теперь Болотов на воле. Живет в своей малогабаритной двухкомнатной квартире, вместе с семьей женатого сына.

Комната, где я брала интервью, от пола до потолка уставлена книгами и папками, где лежат копии заявок на изобретения. Между диваном и этими бумажными «горами» едва можно пройти, поставить пару стульев. Хозяин охает: все нужно разбирать, приводить в порядок.

Еще ему в снах мерещится лагерь... Сам себя лечит от нажитых в лагере болезней. Приготовил немало травяных настоев...

Часто отзывается телефон. Звонят старые знакомые, друзья, бывшие сотрудники. Из Киева и других городов. Поздравляют, интересуются, как дела, приглашают в гости.

— Расскажите, пожалуйста, популярно о некоторых ваших разработках.

— Я оторвал альфа-частицу от одного атома свинца, присоединил ее к другому атому свинца и получил полоний. от него отщепляем протон и получаем висмут... Подумал: от ртути можно оторвать альфа-частицу и получить платину. Вскоре убедился: да, ошибки нет.

—  Так вы, как древний алхимик, взялись превращать один металл в другой

—        Получается, так. С этого и начинал, пак и алхимик, получал золото, брал для реакции кости животных, желтую серу и красную (теллур)... Но я пошел дальше.

—  А что за реактор был у вас?

— Настоящий, атомный. для расщепления ядер фосфора, он весил приблизительно 300 килограммов. Габариты — как у маленького холодильника. Внутри — котел, где размещались радиоактивные вещества, здесь же системы для отвода тепла и пара, нагрева фосфора, различные датчики —- дозиметры и камера обскура для регистрации рентгеновских лучей. Я использовал фосфорную медь. Во время реакции от фосфора отщепляется атом водорода, в результате образовывается нерадиоактивный кремний, происходило выделение двух с половиной мегаэлектронвольт — большая энергия. Отрывался атом и от меди, она превращалась в никель, это сопроводительная реакция, понятно, сначала были теоретические разработки. Я потратил много лет на деление атома, который не дает радиации. В частности, деление фосфора. Я ломаю его атом с помощью электрических токов и определенных катализаторов, сегодня я могу создать энергетику без излучений.

—  То есть, вы обходитесь без урановых руд?

—  Да.

—  А фосфор может дать много энергии?

— Он дает энергии в 100 раз меньше, чем уран, но в миллионы раз больше, чем уголь. И не нужны «могильники», радиационная защита. Вы можете носить реактор в кармане, как часы.

— А зачем мне реактор именно в кармане?

— Хотя бы ДЛЯ того, чтобы обогреться в холодное время. Маленький реактор — мало и энергии. Размер его — как часовая батарейка. А тепла хватит, чтобы обогреть костюм полярника, или человека, который работает в зимней тайге. Фосфорным генератором можно обогреть и дачу, квартиру, ферму, предприятие. Не нужно высоковольтных линий.

— Трудно ли сделать такой источник энергии?

— Пока что трудновато. Но в принципе я доказал возможность его создания. Имею даже протокол испытания первой действующей установки. Уже сейчас можно организовать людей на экспериментальные разработки. Очень важно, что есть возможность построить мой тепловой реактор на тех же мощностях, на которых работают сегодня атомные электростанции. Это путь к созданию экологически чистой атомной энергетики.

— То есть и расходов особых не нужно?

— Только заменяется урановый агрегат на тепловой. Все другие системы, турбины остаются. К ним следует «прицепить» мое оборудование — то, над чем я работал 30 лет.

— Сколько времени надо на такую замену?

— Все зависит от того, как подключатся к разработкам научный и производственные коллективы. Конечный экономический эффект составит триллион рублей. Сюда следует добавить чистые воздух и землю, здоровье людей.

—  Вы запатентовали свое открытие?

— Дал заявку в Государственный комитет СССР по делам изобретений и открытий. Но там специалисты не поверили, сомневаются... Как говорится, Иван кивает на Петра.

— Невольно напрашивается вывод, что пора создать новый подобный комитет.

— К этому идет. Именно такая мысль высказывалась на заседании президиума Народной академии наук.

— Академии наук СССР?

— Нет, я назвал ее правильно.

— Не слыхала о такой.

— Еще услышите. Создалась она немногим более полугода тому назад. Подробностей я не знаю. В Москве собрались ученые из многих институтов и решили: поскольку существующая официальная Академия со своими функциями — развивать науку, перевооружать народное хозяйство—не справляется, то нужно объединить лучшие научные силы страны и направить их на достижение важной цели. Недавно меня избрали действительным членом этой Народной академии.

— А кто, кроме вас, имеет такое почетное звание?

— Николай Иванович Коровяков, автор многих изобретений и открытий. Это уже пожилой человек, очень талантливый. Дмитрий Федорович Калугин — создатель первого транзистора, автор ряда других ценных технических новинок.

— Так когда же ваше расщепление ядра фосфора будет давать человечеству пользу?

— Пока никак не могу «пробить» его внедрение. И это в стране, которой так нужна энергия! Никто не хочет второго Чернобыля, но ведь никто — подчеркиваю это! — на Украине ко мне не обращался.

Когда я был в Москве заключил договор с фирмой «Росток». Мне предоставили полную свободу экспериментировать. Создана фирма «Лидер», директором которой я избран. У меня есть счет в банке, печать. Филиалы могут быть везде. Но сначала мы должны построить помещение. Подбираем площадку. Сотрудники «Ростока» говорили с Борисом Николаевичем Ельциным, он обещал поддержку.

—  А что представляет собой ваш ажурный строительный материал из песка?

— Это что-то вроде «песчаной пены». Но ни путайте с так называемыми пеиоматериалами, которые не крепкие, быстро ломаются, крошатся. До сих пор еще никто не создал крепких ажурных пластин из расплавленных металла и стекла. А моя «песчаная пена» не пропускает влаги и тепла, не растворяется в кислотах. И имеет интересную особенность — держать заданную форму. Если ажурную пластинку положить даже под поезд, то вскоре она снова «вырастет». Из этого материала можно делать дачные домики, гаражи, свинарники и коровники. Их легко перевозить.

— Вы получали такой материал?

— Да, кусочки.

— И никто не заинтересовался?

— Нет. Живем же в сказочной стране, где никому ничего не нужно. Возможно, хотя бы после этой публикации откликнется какой-нибудь кооператив. Наладить производство очень просто. Нужен только обычный песок. Ну и печь, определенные реактивы.

До моего ареста я с коллегами разработал индивидуальный аппарат-робот  «ухо—голос». Он слышит, разговаривает как человек. Направили этот проект в Государственный комитет СССР по науке и технике. Было две положительные рецензии. Нам даже собирались выделить большие деньги на освоение серийного производства. Но академическое руководство все «застопорило». Потом — мое заключение...

— Недавно по Всесоюзному телевидению я услышала, что вода Киевского моря очень загрязнена радионуклидами. Что вы можете посоветовать в этом случае?

—  Большинство радионуклидов я бы мог нейтрализовать в виде йодов и хлоридов. А дальше - подумаем.

Показал мне Борис Васильевич и документ, который вызывает особенную тревогу. Это письмо за подписью генерального директора НПО «Росток» О. Пружинина, директора и научного руководителя фирмы «Лидер» Б. Болотова и директора-исполнителя этой же фирмы Е. Куликова. Они предупреждают, что повышение температуры внутри саркофага четвертого блока ЧАЭС, вызванное смесью радиоактивных веществ с массой борной кислоты, извести, свинца и других компонентов (которые использовались в последнее время для приглушения радиоактивного фона) при определенных условиях может привести к спонтанному взрыву. То есть бор, поглощая нейтроны, сам способен превратиться в ядерное топливо. Предварительные подсчеты, проведенные Центром ноосферной защиты имени академика Зелинского, показали, что в таком случае зона поражения угрожает охватить всю Европу. Ученые предлагают немедленно приступить к изготовлению опытного образца прибора, способного нейтрализовать ядерное вещество на принципиально новых подходах. Остановка — за финансированием.

Как именно следует сделать такой прибор, Борис Васильевич знает. Хорошо знает, что на внутренностях могильника, куда заливали борную кислоту, может образоваться бериллиевоуглеродистая броня и бор-12 и бор-13, собственно — атомная бомба и ее горючее. Все зависит от того, с какой скоростью будет разогреваться могильник и сколько было залито кислоты. Он не хочет запугивать, но если его соображения подтвердятся, то времени остается не так много — может даже лишь несколько месяцев.

—  Я занимался той областью физики, которой не касался еще никто. Это, как я назвал, «химия второго поколения». Расщеплял бор. Поэтому я имею право говорить об опасности. Однако не хочу быть категоричным. Борная кислота могла пройти в песок, могла не остаться там, где происходит активный процесс. Если осталась, взрыв произойдет. О таких процессах я подал заявку на открытие.

—  А что нужно сделать прежде всего?

—  Снять на месте диаграмму температур и дать мне точный список веществ, которые заливали, сыпали в могильник, куда именно. Тогда я подумаю и скажу: мои волнения напрасны и все будет хорошо еще сто лет. Или: все нужно размывать. Как именно — я знаю.

— Так что же делать?

— Я так мыслю: дать мне бесплатно в аренду (поскольку денег у меня нет) загрязненные радионуклидами земли, на несколько лет я обеспечу их превращение в цветущий сад.

Так не пора ли уже Бориса Васильевича Болотова полностью реабилитировать, создать для него приличные жилищные условия и дать возможность спокойно работать, тем самым искупить перед ним вину государства. Ученый выстрадал право на нормальную жизнь.

Вера РЯБИНИНА.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ. Студия кинохроники на этих днях записала беседу Владимира Александровича Яворивского и других народных депутатов, членов постоянной Комиссии Верховного Совета Украины по вопросам чернобыльской катастрофы, с Б. В. Болотовым.

Борис Васильевич рассказал о своем новом подходе к пониманию ядерных процессов. Выгода здесь огромная, не говоря уже о том, что реакция не дает вредных последствий ни радионуклидов, ни жестких излучений. Такие результаты Болотов получил на опытном макете, который был построен в тюрьме. Еще раньше он сообщил комиссии Киевского горсовета по Чернобылю о реальных путях воздействия на зараженную зону. Здесь несколько направлений: гашение и нейтрализация радиации в могильниках (их около 800), на самой территории и немедленное оказание помощи людям, которые облучились или употребляли «загрязненные» продукты. Последнее, третье направление, им широко проработано, так как Борис Васильевич много лет занимается народной медициной. Он считает, что радионуклиды главным образом осели в легких и желудочно-кишечном тракте, и помочь здесь может простое лекарство — бродильный продукт — многоферментный квас, преображенный на молочной сыворотке с определенными добавками.

На встрече в Верховном Совете Украины присутствовал сопредседатель фирмы «Кварц» Вадим Федосеевич Шульженко. Он сказал, что можно было бы немедленно приступить к изготовлению такого лекарства, но нужны деньги, чтобы приобрести нужные растения, сахар, посуду. Потребуется также помещение, транспорт.

Болотов разработал модель гашения могильников. Идея очень простая: если нейтронами активизировать радионуклиды, то последние быстро распадаются и становятся нерадиоактивными. Он предлагает такой метод: экспериментально полученным порошком (на базе фоксида алюминия с добавлением других компонентов) засыпать поверхность техники, захороненной в могильнике. Тогда вероятность его облучения пучком из нейтронной пушки будет достаточно высока. Сам по себе порошок не радиоактивный.

А там, где радионуклиды рассредоточены на большой территории, предложение иное. Оно разработано вместе с физиком Юрием   Максимовичем Швайдаком, который занимался сине-зелеными водорослями, фотосинтезом растений, а фотосинтез — процесс ядерный. Сине-зеленые водоросли излучают гамма-лучи, то есть фактически они являются источниками ядерной энергии. Если разместить сине-зеленые водоросли в специальных аквариумах на территории (на поверхности), то их гамма-излучение уже само по себе приведет к быстрому гашению радионуклидов, а дальше нужно засеять на зараженной местности определенные виды растений (этим будут заниматься харьковские селекционеры), которые затем скашиваются и уничтожаются. Таким простым способом за один-два года можно «собрать» радионуклиды.

В. Яворивский заверил В. Болотова, что его комиссия приложит все усилия, чтобы проверить экспериментально действенность всех этих направлений, пообещав ходатайствовать перед правительством республики о подключении ученых, лабораторий для помощи Болотову.

Во время беседы был затронут вопрос о стеклообразной массе, которая находится в 4-м реакторе. Болотов сказал, что ему срочно нужны данные температурного поля за последний месяц, и надо точно знать, сколько влито туда борной кислоты. Там должен образоваться панцирь — его надо дробить и удалять, чтобы не было всплеска. Система снова может стать активной. Ведь сначала был рост температуры, потом прекратился, потом начнется снова и возможен взрыв.

Депутаты также говорили о том, что Болотов до сих пор не реабилитирован, считается уголовным преступником. Живет в ужасных условиях: в двухкомнатной малогабаритной квартире, — одну занимает сын с семьей (жена и ребенок), а 10-метровую, проходную комнату, —Болотов с женой, к тому же кандидатом химических наук. Там нет даже стола, где можно было бы писать. Все помещение завалено книгами и бумагами. В. Яворивский отметил, что вопрос о реабилитации следует немедленно снять, а после этого решать и проблему с квартирой.

Однако прошло уже более чем две недели, а слова пока что остаются словами. Неужели нельзя помочь Б. В. Болотову в создании условий для нормальной жизни и работы, включая даже министерство отрасли? Ведь он уже имеет приглашения о сотрудничестве из других республик, в частности, из Эстонии, также из заграницы...

Медведь Виталий  (Получить консультацию)
Опубликовано на сайте: 17 марта 2017,  561 просмотр
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
ПечатьПоделиться
Другие статьи автора:
Закрыть
Вы можете заработать,
рекомендуя
данную статью!
Узнать как
 
07596 Справка по сайту   Контакты
СправкаИдеяОшибка Наверх
наверх