Скрыть

Блаженная Валентина Минская

Блаженная Валентина Минская родилась 7 апреля (по старому стилю) 1888 года в семье священника Феодора Иосифовича Чернявского. Ее мать, Софья Петровна Чернявская была из священнической семьи, происходящей из рода князей Свирских. Кроме Валентины в семье Чернявских было еще три дочери: Анна, Ксения, Ольга. 

Священник Феодор Чернявский во время рождения Валентины служил настоятелем Свято-Николаевской приходской церкви в деревне Станьково Минского уезда и проживал в соседней деревне Коски, где находились его усадьба и земельный надел. Там же, в Косках, действовала приписная церковь в честь Святой Праведной Анны, располагавшаяся поблизости от дома священника. В этом доме Валентина провела свое детство и юность. 

Интересен факт из детства Валентины. В пять лет она принесла из лесу маленькую елочку и посадила ее недалеко от храма в Косках. Валентина усердно поливала елочку и молилась Господу, чтобы деревце росло и крепло. Елочка выросла в форме креста. 

В отроческом возрасте Валентина сподобилась беседовать со святым праведным Иоанном Кронштадтским, который преподал ей благословение. Известно также, что семейство Чернявских состояло с ним в переписке. 

В те дни с Валентиной произошел случай, который уже тогда указал на необычность девочки. Когда они с отцом шли на корабле в Кронштадт, судно, на котором они плыли, должно было столкнуться со встречным. И тогда сзади Валентины появился святой Пантелеймон Целитель и сказал ей: «Непрестанно молись!» Что Валентина и сделала. Корабли чудом разминулись. 

Получив образование в Минском женском духовном училище, Валентина иногда заменяла своего отца и вела уроки закона Божия для маленьких детей в Народном училище. А незадолго до первой мировой войны (в 1912 г.) она сочеталась браком с коллежским советником Феодором Васильевичем Сулковским, который происходил из священнического рода. Сестры же Валентины, Анна и Ксения, вышли замуж за священников. 

Родители Валентины благословили дочь и зятя Владимирской иконой Божией Матери. Она сохранилась до наших дней вместе с образом Спасителя, родительским благословением матери жениха. Эти две иконы всегда были рядом с матушкой Валентиной. До последнего дня она подписывала письма словами: «вдова Феодора Сулковского», считая супружество, молитву за супруга и память о нем своим главным послушанием от Господа. Позже матушка Валентина говорила тем, кто приходил к ней за исцелением и советом: «Не зовите меня матушкой — я за мирским была». 

Блаженная Валентина Минская

Валентина Сулковская в кругу семьи

Мирное время, к сожалению, длилось недолго, и вскоре страну охватила война 1914 года. Феодор Сулковский, муж Валентины, принял в ней участие как чиновник военного ведомства: он занимался разрешением вопросов, связанных с тыловым обеспечением действующих армий Западного фронта. И Валентина Феодоровна выехала вместе с ним в Польшу на место его службы. В качестве помощницы по дому она взяла с собою односельчанку Ефросинью, которая состояла в прислугах в доме ее отца. Последняя, вернувшись домой, вышла замуж за жителя соседней деревни Заболотье Антона Прокофьевича Лойко. Никто не мог предположить тогда, что Валентина Феодоровна овдовеет и станет немощной, а Ефросинья со своим мужем будут заботиться о великой старице. 

Жизнь в условиях войны была непростой. Чтобы свести концы с концами в декабре 1916 г., Валентина Феодоровна поступила учиться в Минск, в бюро Цалима Окуня «Для переписки бумаг и для обучения письму на пишущих машинах». Во время обучения в Минске она ходила молиться в храмы Казанской иконы Божией Матери, Святой равноапостольной Марии Магдалины на Сторожовке, в Свято-Покровский в Крупецах, где бил из-под земли святой источник. Валентина и ее муж имели дружеское и молитвенное общение с духовенством храмов. Из переписки конца 30-х гг. видно, что к ней обращались за молитвенной помощью минские священнослужители. 

В августе 1917 г. Валентина выехала в Оршу, где и проживала вплоть до отступления немецких войск из Беларуси, которое началось в конце 1918 г., затем вместе с мужем вернулась на свою малую родину. 

С приходом революции муж Валентины стал врагом для нового строя. И супруги Сулковские поселились в Трухановичах, родном селе Феодора Васильевича. Чтобы как-то выжить, они занялись сельским хозяйством. Для этих же целей семья взяла еще земельный надел в Косках и стала жить на два дома. Но в 1930 г. в деревне был основан колхоз под названием «Пробуждение» и Сулковские вынуждены были записаться в него. Начались аресты, «раскулачивание». А в 1931 г. началась новая волна гонений на христиан. Дом и имущество, принадлежавший Чернявским, отобрали, равно как и лошадей, всю домашнюю скотину, запасы зерна и картофеля. Семье впору было бы скитаться. В доме священника разместилась школа. 

В этом же году по ложному навету мужа Валентины, Феодора Васильевича, арестовали и сослали в лагерь «ТемЛаг», который находился недалеко от станции Потьма Московско-Казанской железной дороги. В нем он пробыл до апреля 1933 г. Со сменой начальства Феодор Сулковский получил разрешение выехать на вольное поселение в Астрахань, где его вновь арестовали, выслав на дальний Восток. Там он и погиб. 

В начале 30-х гг. пострадали также и другие родственники Валентины: муж старшей сестры Анны, священник Василий Степура, был арестован в 1933 г. и выслан в Казахстан сроком на три года. Оттуда он не вернулся. В том же году муж сестры Ксении, священник Сергий Родаковский, был расстрелян. В 1999 г. отца Сергия церковь канонизировала как священномученика. 

Валентина Сулковская в замужестве

Видимо, в этот тяжелый период Валентина Феодоровна посетила больную прозорливую женщину, которая не могла ходить и сорок лет пролежала в постели. Старица сказала: «Ты займешь мое место». Второе предание о том, почему слегла Валентина, гласит о том, что в то время, когда Валентина потеряла мужа, во сне ей явилась святая блаженная Ксения Петербургская и сказала: «Возьми свой вдовий крест и крест юродства». Также известен такой вот случай. Возле дома Валентины протекал небольшой ручеек. Она вышла на этот ручей, чтобы помыть ноги, и к ней явилась неизреченной красоты женщина и сказала: «Иди и ляг». Валентина так и сделала - пошла и легла, и с тех пор так и осталась лежать в постели, хотя в первое время еще могла немножко передвигаться с палочкой. Провела в постели она 33 года, до самой смерти. За эти долгие годы у нее не было ни пролежней, ни застойных явлений, обычных в таких случаях. 

Оставшись без мужа, Валентина по-прежнему проживала в Косках, ухаживая за престарелой матерью. По мере возможностей ей помогали ее сестры, племянник Феодора Васильевича — Александр Александрович Сулковский, который поначалу проживал в качестве ссыльного в г. Златоусте Уральской области, а с конца 1934 г. работал на одном из заводов Нижнего Тагила. Ежемесячно он высылал в Коски почтовым переводом по 100 рублей. До конца своей жизни матушка Валентина хранила отрывные талоны этих переводов как наглядное воспоминание о той безвозмездной помощи, которую оказали ей и ее родительнице эти люди. А после смерти матери уход за болящей Валентиной взяли на себя соседи Антон и Евфросинья Лойко, присматривавшие за ней до конца своих дней. 

Домик, в котором осталась Валентина Феодоровна, был крошечным, его скорее можно было бы назвать хижиной с соломенной крышей. Рядом с домом был небольшой огород, сад в несколько деревьев, погреб, сарай и колодец. Все это собирало воедино ограда из жердей. Входя в дом, посетитель видел земляной пол, низкие, подслеповатые три окна, которые не открывались, небольшую комнату, справа в ней – русскую печь, которая занимала немалую часть пространства. Одром Валентины стал небольшой топчанчик, приделанный к печной лежанке сбоку, слева от печи. Над этим ложем, к потолку, была прибита большим гвоздем веревка с деревянной поперечиной. Валентина Феодоровна держалась за веревку, подтягивалась, садилась на кровать и читала, молилась. В той же единственной комнате проживала семья Лойко. 

Вокруг изголовья на лежанке было очень много книг и рукописных тетрадей, это было непривычно для деревни, и часто вызывало у приходящих мистический трепет. Часто матушка находила ответ прибегающим к ней за помощью именно в этих книгах и тетрадях. Нередко бывало, что по прочтении по благословению матушки у посетителя проходила болезнь, недуг, томящий годами, и даже от рождения…

Современный вид комнаты блаженной Валентины

Первые свидетельства о чудесах по молитвам матушки Валентины, относятся к довоенному периоду. Валентина предвидела Великую Отечественную войну и односельчанам говорила: «придется увидеть железные птушки…». Во время войны к ней приходили жены, матери и сестры мобилизованных на фронт мужчин. Ей они приносили свои платки, которые Валентина с молитвой благословляла. Эти намоленные платочки мужчины бережно хранили под боевыми гимнастерками и возвращались с войны домой. 


Своим просветленным взором Валентина видела мир с его духовной, чаще всего невидимой для внешнего взгляда стороны. Она, часто не спрашивая, кто и зачем пришел, давала ответы даже на невысказанные вопросы. Обычно ее поучения облекались в форму иносказаний, притч, которые были понятны лишь тому, на чей личный вопрос она отвечала. Матушка ясно видела прошедшее и будущее и, когда считала необходимым, говорила об этом людям. 

А вот случай из истории моей семьи, связанный с Валентиной Минской. После окончания Великой Отечественной войны от моего прадеда Захара Лойко не было никаких вестей. И моя прабабушка Ефросинья, которая была дружна с Валентиной, пошла к Валентине, чтобы узнать, жив ли ее муж. Та, увидев ее, поприветствовала, и, не услышав еще вопроса, сказала, что ее муж жив, его легко ранило в ногу, и он скоро вернется домой. Так и произошло – через некоторое время мой прадед Захар Антонович Лойко возвратился домой. Оказалось, что войска, в которых он служил, в конце войны гнали японцев в Манчжурию. А письма его где-то терялись на просторах страны, разрушенной войной. 

Особенно важным в ее служении было то обстоятельство, что в неразрешимых на первый взгляд жизненных ситуациях она помогала людям, которые не просто искали чудес или телесного исцеления, но стремились найти истину, вступив на путь покаяния и воцерковления, сознавая свою духовную нищету перед Богом. Тем же, кто приходил к ней без упования на помощь Творца и воспринимал ее как чародейку-целительницу, она никогда и ни в чем не помогала. Таким образом, соприкасаясь с чужим горем, матушка Валентина старалась привить человеку духовный навык упования на милость Господа, на помощь Его Пречистой Матери и предстательство святых угодников Божиих. 

К лежачей старице несли заболевавших детей, просили помолиться, приходили за житейским и духовным советом. Она лежала на топчане в окружении святых икон и пребывала в непрестанной молитве. Пред иконами горели свечи и теплились огоньки лампад, было светло и днем, и ночью. Особенно почитала блаженная Валентина Ахтырскую икону Пресвятой Богородицы. 

Всех входящих к ней в дом она осеняла особым деревянным крестом. Ее рукоделием было делание цветов из бумаги и тесемочек для крестов, а также плетение поясов из хлопчатых и льняных ниток. Все это щедро раздавалось людям. 

 

Ель в форме креста

 

И еще об одном делании матушки Валентины хотелось бы сказать. Она занималась старинным монастырским трудом – переписыванием духовных книг. Сохранились ее многочисленные автографы, где в обычных тетрадях с монашеским старанием записаны церковные службы, акафисты, молитвы, множество стихотворений. На их страницах есть приписки, вплетенные в канву списки имен, иносказания, цифровые подсчеты. Старица считала количество дней, сколько она лежит: столбики, колышки, даты… 

Весь архив матушки Валентины поместился в двух узелках. Один платок – чисто белый, в нем находятся рукописи прихожан. Второй – пестрый, в цветок-крестик, платок матушки Валентины, который покрывал голову блаженной старицы. Когда этот пестрый платочек впервые был привезен на могилку блаженной летом 2006 г., икона святой Валентины замироточила. Это была обычная типографская икона, привезенная сюда иконной лавкой для продажи. 

Своим современникам, людям, проживавшим по соседству с нею, она запомнилась как человек необыкновенной доброты и сострадания, постоянно пребывавший в молитве. Верующих людей привлекали прозорливость матушки, ее молитвенное заступничество и помощь. Она искренне хотела помочь, но не каждому могла помочь. Однажды к ней приехал инвалид на костылях. Матушка сказала, что помочь ему не может, велела обратиться к врачам. Когда посетитель ушел, она сказала: «Кто мы такие, чтобы отменять Божие наказание? Бил своего отца, и Господь наказал». 

 

Икона блаженной Валентины Минской 

В 50-е гг., страшась массового паломничества к старице в Коски, власти хотели «забрать» матушку. В районной прессе была опубликована оскорбительно-ироничная статья, дабы подготовить почву для народного негодования. Возможно, как раз эта статья и вызвала новый приток страждущих душ в известную среди верующих деревню. После этого из Дзержинска приезжал некий малый «отряд», чтобы увезти Валентину Феодоровну в психбольницу. Но эти люди так и не смогли ни подойти к старице, ни тем более «взять» ее. 

В день, когда не стало матушки Валентины (6 февраля 1966 г.), в доме не было гостей, что было редкостью. Непривычная тишина объяла хатку. За матушкой тогда уже ухаживала Ольга Феодоровна, ее младшая сестра. Как всегда, она сокрушалась, что матушка мало ест, много читает, не бережет себя… 

Дверь открылась, и на пороге появилась единственная посетительница за этот день. Приехала женщина из Вильнюса. Ей предложили поесть, попить чаю. Помолились. Эта женщина за что-то благодарила матушку, и достала из сумки ей подарок: розовое атласное платье. Никто не мог предположить, что в этот значительный и скорбный день женщины в него будут одевать матушку Валентину. На улице было тихо, но немного начинало мести. Ольга Феодоровна прислушалась к звукам зарождающейся метели. Вдруг матушка подозвала ее. Она подошла. Ее сестрица заплакала, попрощалась и сказала: «Свершилось!» — и тихо, со светлой улыбкой, умерла. Она выполнила свой долг на этой земле. Она вынесла свой подвиг молитвы за гонимых, слабых и погибших в годы осквернения и клеветы. 

Валентину Феодоровну Сулковскую похоронили на местном кладбище, которое находится рядом с деревней Крысово. На похоронах власти запретили присутствие священника, но тот все же был скрытно, одетым в гражданскую одежду. Долгое время на ее могилке с металлической оградой стоял лишь металлический крест с надписью, кто и когда похоронен. С 2012 г. на могилке Валентины Минской установлена металлическая сень с небольшим куполом, украшенная выкованной виноградной лозой. 

Валентина Минская была канонизирована как местночтимая святая 6 февраля 2006 г. – ровно через 40 лет после смерти. Но еще при земной жизни многим из своих посетителей она говорила: «Я умру, но приходите ко мне, как к живой, и я вам помогу». Это обещание любвеобильно исполняется и по сей день. Каждый, по вере своей, получает духовное утешение в различных жизненных обстоятельствах, благодатную помощь, исцеление от болезней души и тела. 

Дарья Шитикова

Шитикова Дарья Михайловна  (Получить консультацию)
Опубликовано на сайте: 3 июня 2016,  2585 просмотров
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
ПечатьПоделиться
Другие статьи автора:
Закрыть
Вы можете заработать,
рекомендуя
данную статью!
Узнать как
 
d9158 Справка по сайту   Контакты
СправкаИдеяОшибка Наверх
наверх