Скрыть

Имперская традиция: Бисмарк и Вагнер

В свое время ушедший от обожания Вагнера Ницше назвал его декадентом и великой порчей для музыки (1), не увидев того факта что незадолго до Бисмарка этот композитор уже приступил своими операми не только к созданию немецкого мифа, органично вобравшего в себя язычество и христианство, а также воскресившего героическую традицию, но и к объединению Германии на духовном уровне. Парадокс состоит в том, что немцы, воздавая должное Бисмарку и его политике "железа и крови" не хотят замечать его предтечу, т.е. Вагнера и его духовной роли в этом процессе. Отсюда совсем не случайно, что руководство Третьего рейха боготворило этого композитора, вплетая вагнеровский и другие мифы в свою идеологию. Хотя повторюсь, что Третий Рейх не являлся традиционной империей. Последней западной империей в традиционном смысле этого слова была империя Наполеона Бонапарта. Но вернемся к Вагнеру.

 Первой оперой Вагнера, положившей начало немецкому мифу в трактовке композитора, стал "Тангейзер". Однако дрезденская публика не увидела вначале в этом произведении высокохудожественного и национального значения. Но кипучая творческая деятельность Вагнера была так сильна, что он не успевал окончить одну оперу, как в его голове уже возникал план новой. После "Тангейзера" появляется "Лоэнгрин" и "Нюрнбергские мейстерзингеры". Затем тетралогия "Кольцо Нибелунга" ("Золото Рейна", "Валькирия", "Зигфрид", "Сумерки богов") и опера "Тристан и Изольда" - одно из наиболее глубоких и захватывающих произведений этого композитора.

 В Байрете, ставшем Меккой вагнеровского искусства, поклонники композитора во главе с королем Людвигом Баварским, строят вагнеровский театр. В 1876 году там состоялось первое представление тетралогии "Кольцо Нибелунга", в которой участвовали лучшие музыкальные силы Германии. Последней оперой Вагнера стал "Парцифаль". Сюжет этого произведения был навеян поэмой Вольфрама фон Эшенбаха "Парцифаль",  хотя композитор существенно переработал первоисточник. 

 Символичны и образы Вагнеровских опер тут и скандинавская традиция Эдды и ее отголосок "Песнь о Нибелунгах", рыцарский роман о Тристане и Изольде и поиск святого Грааля. Все это говорит о том, что, воскрешая европейские рыцарские сказания в их лучших проявлениях, Вагнер на их основе создавал новый немецкий миф. Таким образом, на сцене оживала не только давно утраченная героическая традиция, но и создавалась новая история в обрамлении давно утраченного прошлого. Миф приступил к созданию немецкой реальности.

 Семена Вагнера упали на благодатную почву. И, неудивительно, что в Пруссии нашелся человек, который приступил к объединению Германии. Вслед за Вагнером на историческую сцену выходил "железный канцлер" Отто фон Бисмарк. Однако триумф Вагнера быстро сошел на нет. Германия не стала родиной нового Ренессанса. Новое возрождение, начатое Ницше и Вагнером, не стало знаменем немецкой культуры. Да и Ницше, и Вагнер взаимно разочаровались друг в друге. Следствием этого стало скатывание в национализм и антисемитизм, а, следовательно, появились другие мифы, которые, как губка, стало впитывать немецкое сознание.

                                                     Примечания.

 1. См.: Фр. Ницше "Казус Вагнера".

Зайков Алексей Владимирович  (Получить консультацию)
Опубликовано на сайте: 12 ноября 2018,  35 просмотров
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
ПечатьПоделиться
Другие статьи автора:
Закрыть
Вы можете заработать,
рекомендуя
данную статью!
Узнать как
 
cd2a3 Справка по сайту   Контакты
СправкаИдеяОшибка Наверх
наверх