Скрыть

Четвертый Рим: национал-большевизм и имперская традиция

                                                      "Мы, как послушные холопы,

                                                       Держали щит меж двух враждебных рас

                                                        Монголов и Европы!"

 Без возврата к имперской традиции никакое возрождение России попросту немыслимо: либо мы в своем стремлении стать, как Запад, превратимся в еще одну страну так называемого евросоюза. подчинив национальные интересы диктату США, либо, взяв на вооружение идею "четвертого Рима", начнем строить подлинно евразийское государство (христиано-исламо-буддистское), в котором религия и политика неотделимы друг от друга.

 Говоря об имперской идее, которая нашла свое подлинное воплощение в Римской империи, следует подчеркнуть, что до Александра Великого, Западная (эллинская цивилизация) ее попросту не знала. И только победы Александра над Дарием позволили выступить ему в роли преемника персидского царя и, следовательно, заняться собиранием державы Ахменидов. Но политическая роль Александра не исчерпывается этим событием. Если первоначально греко-македонское войско выступало под лозунгом "Греция против варваров", то с присоединением новых территорий Александр стал вливать в свое войско покоренные народы и даже разрешил своим офицерам жениться на иностранках. Поэтому не случайно, когда Рим приступил к строительству империи, у римских историков возник интерес к личности Александра и его деяниям, т.е. римская империя выступила преемницей империи Александра. 

 Касаясь русской имперской традиции, следует иметь в виду, что Россия не только преемница Византии (второго Рима), но и великих восточных цивилизаций гуннской империи Аттилы и империи Чингисхана. Таким образом, получается интересный симбиоз восточных и западных имперских традиций.

 Следует вкратце коснуться личности Аттилы, в чьем евразийском войске служили не только гунны и подвластные им племена, но даже греки и римляне. Интересно отметить и тот факт, что приступивая к завоеванию Запада, этот талантливый военачальник распространял прокламации, в которых называл себя одним из полководцев Римской империи. Безусловно, победи Аттила на Каталунских полях, то он вошел бы в западную историю вторым Александром. Но его империя, как и империя Александра, перестала бы существовать со смертью своего создателя, ибо ни у того, ни у другого не оказалось достойного наследника.

 Объем данной статьи не позволяет подробно касаться русской имперской традиции. Поэтому останавливюсь на нескольких моментах. Во-первых, подлинному воплощению имперской традиции в ее западном варианте мы  обязаны "гению" Петра. Однако личность этого якобы преобразователя России обросла историческими и литературными мифами, берущими свое начало в царское время и охотно подхваченных в советское. Развенчатель мифа о Петре И. Солоневич в своем труде "Народная монархия" пишет, что  около Петра подбиралась совершеннейшая сволочь, которая на другой же день после смерти своего великого собутильника принялась торговать Россией как своей добычей. (1) Во-вторых. в ходе русско-турецкой войны 1877-78 г.г. у царской армии был реальный шанс захватить Константинополь. И эту военную операцию намеревался возглавить генерал Скобелев. Но, подчинясь давлению Запада, Россия заключает мир с Турцией. Хотя при удачном осуществлении плана Скобелева открылась бы новая глава российской истории: Россия стала бы подлинной преемницей Византийской империи, что в корне бы изменило не только западную, но и восточную политику государств.

 В-третьих, можно по-разному относиться к большевикам, но следует признать, что наряду с коммунистическими идеями, они подняли на свой щит и имперскую политику. Перелом наметился в ходе советско-польской войны, когда поляки были объявлены исконными врагами России. Следующий шаг был сделан И. Сталиным, который вместо мировой революции провозгласил лозунг создание социализма в одной стране. Еще большой поворот к имперской традиции наметился во время Великой Отечественной войны. Тут и ожившие герои прошлого, и введение погонов и создание советской, точнее национал-большевистской империи.

 В-четвертых, Горбачев мог не допустить развала империи. Но для этого надо  было не только применить силу, но и создать новую идеологию. То, что можно было сохранить империю, свидетельствует опыт Китая. Когда ситуация там начала выходить из-под контроля власти, правительство прибегло к помощи армии. Да была проявлена жестокость, но Китай спас свое государство и не повторил печальный опыт демократической России.

 В-пятых, Путин в начале военного столкновения на Украине мог бы возродить имперскую идею, сформировав на нашей территории из перебежчиков прорусские украинские части. При удачном наступлении на Киев прорусские перевороты произошли бы не только в Крыму, но и в других регионах. Таким образом, к настоящему моменту мы имели бы на политической карте не враждебное нам государство с фашистской идеологией, а лояльную к России страну. И это был бы еще один замечательный успех Путина после окончания чеченской кампании. Слабым утешением этой неудавшейся политики служат присоединение Крыма и имперский орел на российских монетах. 

 1. Солоневич И.Л. Народная монархия. - М., 2016, с.384. 

      

Зайков Алексей Владимирович  (Получить консультацию)
Опубликовано на сайте: 27 сентября 2018,  34 просмотра
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
ПечатьПоделиться
Другие статьи автора:
Закрыть
Вы можете заработать,
рекомендуя
данную статью!
Узнать как
 
5742e Справка по сайту   Контакты
СправкаИдеяОшибка Наверх
наверх