Скрыть

22 июня: четвертое рождение. Путь в эзотерику

                     "На куске сбереженного кварца

                      Начерчу я новые лики." 

                                       В.Брюсов "Скифы"(1)

                      "Язычник я среди волхвов других." 

                                         А.Кроули "Благодатная Мария"(2)

                                            Предисловие.

Данная статья носит исповедальный характер. Все оценки и суждения в ней лежат целиком и полностью на совести автора. Вследствие череды обстоятельств ряд событий, а также имена людей, которые оказали мне помощь в последнее время пришлось опустить, но это ни сколько не сказалось на структуре самого произведения, а также на выводах и следствиях, к которым привели эти события. Данная работа является моим логическим продолжением предыдущих статей, озаглавленных "Как выйти из кризиса", а также переосмыслением всей прошлой жизни в свете происшедших событий. Другим моментом, на который следует обратить внимание читателя, является то, что в процессе жизни человек переживает череду духовно-нравственных трансформаций (или перерождений), из которых он выходит либо победителем, либо ломается под их тяжестью. (3) Об этих трансформациях упоминается в "Новом завете", где отречение от семьи говорит о духовно-нравственном перерождении человека в свете новой истины (учения Христа), в трактате "Риндзайроку", а также в книге Алистера Кроули "Евангелие от святого Бернарда Шоу". (4)

 Касаясь самой даты 22 июня. Следует отметить, что 4 (2+2) символизирует не только 4 стихии (Огонь, Вода, Воздух и Земля), но с точки зрения магии эти стихии являют собой 4 силы Сфинкса, или 4 магических добродетели: Волю, Знание, Храбрость и Молчание.

 Согласно каббалистической традиции, Четверка здесь - так называемый Тетраграмматон, Йод Хе Вав Хе. В традиционном иудаизме это - легальная запись тайного и невыразимого имени Бога. По мнению же современных магов, работающих с оккультной каббалой, Тетраграмматонпредставляет собой универсальную модель модель творения Вселенной и превосходит любые вероучения. В этой формуле Огонь (Йод) соединяется с Водой (Хе), и вместе они порождают Сыны (Вав, Воздух), а затем и Дочь (Хе конечную, Землю). В конечном счете, полагают мистики, Дочь соединяется с Отцом ("Плоть" Земли с "Духом" Огня), что возобновляет весь цикл и обеспкчивает регенерацию Вселенной, или Макрокосма. Этот процесс еще называют "формулой Феникса". (5)

 Однако, как будет видно дальше, несмотря на такой мистический символизм Четверки не она, т.е. дата, стала определяющим событием, а к этой дате привели взаимоусилия мои и моего адвоката.

 Таким образом, Тайный Смысл, обретая в Знаках Вечный Символ ляжет в Слова.

                                                  

                                  Первое рождение

Родился я 17 мая 1975 года в пролетарской семье. Отец,Зайков Владимир Семенович, работал сварщиком, прошел советские лагеря. (сидел за драку) и сменил ни одно место работы. Человек работящий, единственный недостаток которого состоял в том, что много пил. Уходил в запои на месяц, что его в конечном счете и сгубило. Мать, Зайкова Вера Павловна работала маляром, всю жизнь на одном месте. За что в благодарность от советского государства получила в горбачевские времена медаль "Ветеран труда" и двухкомнатную квартиру.

 В детстве любил читать. Книги, естественно, были о Гражданской и Великой Отечественной войне, пионерах-героях, реже классика. Потом уже в школе пришлось наверстывать упущенное. Авторов не буду перечислять. Укажу лишь на ключевых. 

 Точно не помню в каком возрасте дед подарил мне небольшую, с иллюстрациями книжку баллад и вероятно стихотворений А.К.Толстого. В ней была баллада "Курган". После прочтения которой у меня появился мучительный страх смерти. (6) Этот страх довлел надо мной вплоть до подросткового возраста.

 Увлечения были тоже стандартные, т.е. чтение и игра  в войнушку. Из пушки я расстреливал солдат, сидящих в стенах крепости. Крепость я выменял у друга Эдика. С ним же и еще одним играли в войнушку.

 Учился в школе-интернате для слабовидящих детей. Первое время весьма посредственно. Где-то классе 7 или 8 начал заканчивать год без троек. К школьному времени (9 класс) относятся и мои первые литературные опыты. Под влиянием прочитанного, а так же увиденного и услышанного по телевизору было написано ряд пьес (в основном на злобу дня)  и стихотворений, точнее поэтических набросков, которые я читал в школе. Ничего выдающегося создано не было. Не хватало как знаний, так и соответствующего образования.. Однако я не хочу бросать камень в советское образование. И у нас в школе были свои выдающиеся педагоги Рубис Валентина Сергеевна (учитель русского языка и литературы) и Алеева Анна Васильевана. (учитель математики). Второе место по праву занимали Елена Валентиновна (учитель биологии), Юрий Алексеевич и Светлана Анатольевна (учителя музыки и пения), Вера Павловна Кутумова (учитель химии) и Дина Андреевна (учитель немецкого). Последнюю в моем классе не любили и называли Динго.(7). Таккже следует отметить свою первую учительницу Ольгу Васильевну (воспоминаний о которой, увы, не сохранилось), Бедову Нину Алеексеевну (учителя немецкого), которая говорила (дословно не помню) : "Если Вы не прочитали ни олной книги Ремарка, то не имеете права жить на этом свете." Двух воспитателей Татьяну Юрьевну и Надежду Михайловну. К последней у меня была стойкая неприязнь, и мы ее с одноклассником Рамилем называли НМ, что с детского перевода "Народный Мститель". Говоря у любимых учителях, следует выделить тройку, которую составляли Елена Валентиновна, Вера Павловна  (8) и Нина Алексеевна.Всех троих мы называли, да простят меня за фамильярность, Леночка, Верочка и Ниночка.

 В память о школе осталось, помимо свидетельства. несколько грамот, связанных с участием в турнирах по шахматам и благодарностей (за учебу). К этому следует добавить, что участвовал в ряде спектаклей. В сказке играл роль ведущего, а в одном спектакле сомневающегося декабриста, проводили и суд над Германом из "Пиковой дамы". Также в школьные годы съездил в Крым и Ленинград вместе с лучшими учениками.

 К школьному времени (класс 7или 8) относится и виденное мной однажды необъяснимое явление. Что это было: загадочный корабль пришельцев или что-то другое сказать не берусь.

 Дело было в августе. Мы поехали с отцом в Головино за ягодами. По дороге к лесу увидели на небе странное явление. Сначала появился на небе желтый шар, который вскоре оказался в круге, похожем на злое лицо. Круг был белого цвета, полым внутри. Его цвет внешне походил на след реактивного самолета.  Затем рядом с первым кругом появился второй с добродушным лицом, похожим на луковицу. Шар вышел из первого круга и вошел через проход во второй. Вскоре исчез и второй круг, а за шаром потянулся небольшой беоватый шлейф. Все это видение продолжалось не больше 10 минут, но самое интересное началось, когда мы с отцом стали выходить из леса.

 Дело примерно было часов в 5 или 6 вечера. Прямо перед нашими глазами на небе развернулась фантастическое видение: сначало появилось белое здание, потом оно превратилось в пирамиду, а та в свою очередь - в стоящего на коленях человека.

 О записи этого феномена сохранились мои детские записи. К несчатью, мой отец не придал случившемуся особого значения и не оставил своих воспоминаний об этом явлении.

 Из книг, повлиявших на мое мировоззрение в то время, следует особо выделить следующие: С.П.Мельгунова "Красный террор в России", купленную, если мне не изменяет память во время августовского путча 91-го (9), Фридрих Ницше "Так говорил Заратустра", прочитанная буквально запоем (10), роман Маргарет Митчелл "Унесенные ветром" (плюс, снятый по этому роману кинофильм) (11), выборочное чтение отрывков из Истории Карамзина и небольшая статья философа Ильина. Чтение Карамзина подтолкнуло меня стать монархистом, точнее объявить себя таковым. В это же время я открыл для себя самого мистического поэта серебрянного века Николая Гумилева. Отрывок из его стихотворения "Капитаны" я прочел в книге Фаррера "Фома Ягненок". Это произведение рассказывало о корсарах и их капитане Фоме Ягненке. Правда, в отличие от Саббатини автор не идеализировал своего героя.(12)

 Помимо Ницше, человеком, оказавшим на мое мировоззрение глубокое воздействие был и остаеется поныне Игорь Тальков, недооцененный как современниками, так и потомками. В его политических песнях звучали боль и отчаяние за родную страну, надежды на перемены к лучшему, призрак надвигающейся катастрофы, ибо он первым понял, что ничего хорошего ельцинская демократия России не принесет, попытки понять прошлое и настоящее. Говоря словами Гамлета он был Человеком с большой буквы горбачевской эпохи, где радужные надежды разбились впоследствии о жестокую правду жизни, а где и были просто подменены блатной романтикой. Оценивая не только творчество Талькова, но и его гражданскую позицию, за которую он заплатил своей жизнью, этого человека можно по своему значению поставить наравне с Пушкиным, Некрасовым и Волошиным. Тальков, действительно, был нашей совестью, той жестокой правдой, которая не только изобличала, но и заставляла задуматься над тем, куда мы идем и куда пришли.

 Впервые с Тальковым меня познакомил Рагинский. Потом были покупки кассет, книги "Монолог" и диска MP-3 с его песнями.

 Не обошло автора и увлечение, набиравшего тогда силу шансона или попросту блатняком, начавшееся с увлечения Высоцким, Новиковым и Цыгановой.

                                               II

                               Второе рождение.

 Ко второму рождению я отношу свою первую неудачную любовь. Ее звали Аня. В память о тех днях страданий и внутренней борьбы сохранился школьный дневник с английской надписью "Annie; My heart is broken" (что в переводе на русский означает "мое сердце разбито"). Началось все банально. Она была с подружкой и сама меня окликнула. Дальше были попытки неудачных ухаживаний. Следует сказать, что чувства росли постепенно.

 19 января или накануне мне приснился пророческий сон. Детали не помню. Но его суть состояла в следующем: я пытаюсь приблизиться к некоему безликому объекту, а он от меня удаляется. 

 Пророческим произведением, как бы предвосхитившим мою дальнейшую судьбу, оказалось и "Страдания юного Вертера". Его концовка вызвала у меня слезы. Забегая вперед, следует сказать, что тогда  я как бы оплакивал не только Вертера, но и свою неудачную любовь.

 Перелом произошел 23 февраля 1992 года. Почему я запомнил эту дату? Просто возвращался вечером из школы в день праздника. Она меня несколько раз окликнула с балкона (не могу, конечно утверждать точно, возможно это была ее сестра, но я ей не оказывал знаков внимания). Домой я пришел в приподнятом расположении духа.

 Пророческим оказалась и концовка моего стихотворения ("Я написал все это, но зачем? Кому нужно мое признаннье? Тебе оно покажется смешным - Несчастный автор станет подражатель.),которое я во время весенних каникул подарил Ане с букетом цветом.Произведение было порванно в клочки и завернутое в фольгу из-под цветов передано мне с фразой, которую я запомнил на всю жизнь "мне очень жаль!" К этому следует добавить, что она была младше меня года на 3-4 и что у нее был парень (скорее одноклассник). До выяснений отношений с ним у меня дело не дошло. Да. и выяснять в принципе было ничего. Как заметил Ницше в "Заратустре": "если женщина тебя не любит, отойди от нее".

 Эта происшествие, на вид банальное, повергло меня в глубокое отчаяние и вызвало период сильных душевных страданий. Иллюзия любви рухнула, и я остался один на один с охватившим меня отчаянием. Обострился и комплекс неполноценности. Мысли были разные от самоубийства, по примеру Вертера с ее именем на устах (с одной оговоркой она не была Лоттой и не обладала ее достоинствами, да и XX век весьма далек от XYIII и даже XIX) до глупых мыслей впасть в летаргический сон и проснуться лет этак через 10, навеянных телевидением. В отчаянии от собственного бессилия как-то переломить ситуацию я сжег свои ранние произведения  (среди, которых было мое первое мистическое произведение  пьеса "Граф Орлов") (13) и решил тогда не возвращаться  больше к литературе. Правда, некоторые наброски для себя оставил. Пытался вести дневник, но вскоре забросил это дело.

 Мои робкие попытки как-то объясниться с Аней ни к чему не привели. Родителям я тоже ничего не сказал. Да, и что было говорить. Разве только я страдаю от любви. 

 Естественно, мое состояние сказалось на учебе, хотя четверть закончил без троек.  Следует упомянуть нашего преподавателя биологии Елену Валентиновну, которая, видя мое угнетенное состояние, оставила меня после урока и проявила участие к моей судьбе, сказав, что она не будет меня спрашивать, пока я не прийду в себя. За что ей огромное человеческое спасибо.

 К концу четверти выяснилось, что класс наш, по сути, разваливается. Никто не хотел учиться дальше. Вроде набиралось человека 3-4, но это была капля в море. Поддался общему увлечению покинуть родные пенаты и я. Благо отец тогда гребешил в Машиностроительном техникуме. С чем связана учеба там и какую профессию я получу на выходе, об этом я не задумывался.  Вторым фактором, повлиявшим на мое решение, было то, что во во время выпускного я впервые напился и опзорился. Как говорится, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Проще говоря, понес всякую ахинею и открыто высказывал желание повеситься из-за несчастной любви.

 В техникум меня приняли без экзаменоа, благо в свидетельстве были одни четверки и пятерки. Правда, возникла одна заковырка, врач при прохождении медкомиссии обратила внимание на мое подавленное состояние и отказала мне в допуске. Но это затруднение было преодолено, ибо со мной и отцом находилась какая-то женщина из техникума, которая за меня похлопотала.

 Насчет употребления алкоголем скажу честно летом выпивал, но запоев не было.

 Помня слова Нины Алексеевны, решил познакомиться с Ремарком. Первой или второй книгой стал его роман "Возвращение".(14) Роман буквально потряс меня; и по сей день я считаю это произведение лучшим в творчестве Ремарка. В нем говорилось о поражении Германии в Первой мировой войне, о попытках найти свое место в жизни в новых изменившихся реалиях послевоенной Европы и революционного брожения и самое главное о крушении надежд. Проблемы, затронутые Ремарком, отвечали тогдашней советской действительности. Страна катилась в хаос, ее раздирали национальные и внутренние проблемы. К этому следует, добавить переоценку ценностей, происходившую тогда в умах, намечавшийся расцвет бандитизма, подогретого открыто воспевавшейся блатной романтикой, а также слепая надежда на Запад, выраженная еще Остапом Бендером "заграница нам поможет". Как "помог" нам тогда Запад всем прекрасно известно. Помню в газете в "Аргументах и фактах" или в "Комсомольской правде" был напечатан плакат "Догоним Африку! (15)

 Добавлю, что идеи, восхваляющие западную модель, подогревались и нашей разоблачительной литературой, хлынувшей из-за бугра обильным потоком в СССР и воспринимавшаяся тогда ее жителями, сдавленными советской цензурой, без должной критики. Одним словом "Карфаген должен быть разрушен!" и чем скорее, тем лучше.

 Преподавание в техникуме по истории и литературе мало, чем отличалось от школьного уровня. На уроках истории в первом семестре помимо преподавания самого предмета мы разгадывали кроссворды, связанные с историей России. В составлении одного из них я тоже принимал участие. Преподавателю литературы на первом семестре нравились мои, наполненные свободомыслием сочинения, связанные с Базаровым и Рахметовым (тогда мы проходили "Отцы и дети" и "что делать"). Однако во втором семестре мне пришлось несколько раз переписывать сочинение по "Поднятой целине" Шолохова, а также, чтобы повысить свою оценку по литературе готовить доклад по пьесе Шекспира "Гамлет", что для меня, прочитавшего всего находящегося в юношеской библиотеке Шекспира не составило особого труда.

 Отмечу также, что, видя скучность технарского преподавания истории и литературы, автор воспользовался школьной привычкой читать на уроках из-под парты постороннюю литературу, чем вызывал к себе нарекания среди этих педагогов, Эту же привычку я сохранил и в институтские годы, где литература не по предмету помогла скрасить скучное преподавание некоторых педагогов.

 Сложности в обучении возникли во втором семестре и были связаны с геометрией. Второй курс прибавил черчение (чертил я безобразно) и механику, которую совсем не понимал.

 Также отмечу, что на одном из уроков литературы, где нас попросили выучить как ое-либо стихотворение из советской поэзии, я читал "Россию" Талькова. Преподаватель, правда, сказала, что Тальков не относится к поэтам и попросила меня прочитать "Диалог у телевизора" Высоцкого, что я охотно и сделал. Это произведение я читал ранее в стенах текникума. В целом преподаватели, несмотря на свой открытытый консерватизм (имею в виду учителя истории первого семестра и преподавателя литературы второго) довольно лояльно относились к  студенческому свободомыслию.

 Из выдающихся учителей следует отметить преподавателя физики Лазарева (вел у нас всего один семестр) и преподавателя философии Орлова. На одном из его урлоков я выступал в роли учителя. Урок был связан с Гребенщиковым.

 Второе место среди технарских педагогов занимали Пряхина (технология металлов), Гаврилова (станкостроение), Филиппов (технология машиностроения), учительница по экономике и Мишулина (наш классный руководитель и преподаватель по программированию), любимым изречением которой при отсутствии рук было "выбираю методом научного тыка". (16)

 Также хочу отметить, что технарские преподаватели шли навстречу, если ученик хотел поменять свои оценки или исправить полученную двойку. Ведь от успеваемости зависела стипендия. Так мне пошли навстречу, помимо учителя литературы, Пряхина, когда на письменной работе по ее предмету я получил 2, Сорокина (если не озибаюсь в фамилии), ставшая после Орлова нашим преподавателем философии. С ее приходом оценка по философии у меня упала с пятерки на четверку. И я, чтобы получить в аттестат пять лично подходил к ней с Дмитрием Куцем узнать насчет задания. И по согласованию с ней писал какую-то статистическую работу. Были и другие случаи.

 На четвертом курсе команда под моим руководством одержала впечатляющую победу в турнире среди учебных заведений по шахматам. Эту победу, действительно, следует назвать чудом, ибо первую игру мы проиграли вчистую. Потом наших соперников обыграли другие команды, и в итоге у нас появился шанс выйти на первое место. На полученные за первое место деньги я купил двухтомник Р.ичарда Пайпса "Русская революция".

 К этому времени физкультурники, видя мою слабую физподготовку, фактичеки освободили меня от хождения на занятия. В итоге они (занятия) свелись к участию в ежегодных шахматных турнирах.

 Также следует отменить, что наша классная руководительница, видя, что мы с Алексеем Адамовым, балансируем на ее предмете на грани тройки-четверки, сделала нам предложение, что, если наша команда займет первое место, то она нам поставит четверки. И мы, и она сдержали свое слово.

 Увлечение мое блатняком не обошло и технарь, где я хотел прочитать "Мариночку" Новикова. Правда, зарубил замдиректора Занозин, хотя руководитель технарской самодеятельности была в восторге от этого стихотворения. В итоге мне пришлось читать с эстрады "Помнишь, девочка". 

 Научным руководителем моего дипломного проекта была Ганина. Она же мне помогла немного с черчением. Небольшой казус вышел с расчетами по экономике. Не сходились цифры, вследствие этого мне пришлось округлить сотые и тысячные доли, чтобы на выходе получить искомое число.

 Диплом сдал на три. Хотя кроме 7 троек (три из них по предметам) в остальном четверки и пятерки. Первый экзамен на зрелость был выдержан, если мерить в пропорциях 50 на 50. К этому следует добавить, что я не посрамил свое прежнее учебное заведение, подтвердив и упрочив данные там мне по школьным предметам оценки. Единственное исключение составили математика и черчение.

 К этому времени произошел и окончательный разрыв с Аней. При этом вел я себя по-свински. Правильно говорится от любви до ненависти всего один шаг. Как строить отношения и как их завершать я тогда не знал да и нас этому не учили.

 К технарскому времени относится мое знакомство с замечательным японским писателем Юкио Мисимой и его шедевром "Золотой храм" (3 или 4 курс). Впоследствие было чтение и других его произведений, в т.ч. и "Исповеди маски", но такого впечатления, как "Золотой храм" они на меня не оказали.

 Начался поиск работы. Пробовал один торговать игрушками. Дело не пошло. Отец предложил устроиться на завод. Так я попал на "Точмаш". Время тогда было тяжелое, зарплату задерживали. Работали и днем, и по ночам, в три смены, потом сократили до двух.  

 С первых же месяцев попадания туда я понял, что работа не по мне. Помня свои былые творческие увлечения, вновь взялся за перо написал несколько рассказов, собирался выпустить сборник своих несовершенных стихотворений.

 В это же время произошло мое знакомство с Василием Ивановичем Акулининым, к которому я не один раз ходил со своими слабыми произведениями. Был и на Владимирских посиделках, однако. т.к. в литературе на тот момент я был полный ноль эти хождения прекратил.

 Мной овладело тогда желание прославиться, выпустив свою первую книжку. Так как из всего моего тогдашнего творчества выделялись мои афоризмы и размышления, то Василий Иванович посоветовал опубликовать их.

 На печатание требовалось 8 тысяч рублей. 4 я взял с зарплаты, 4 дала мать. Книжка не оправдала да и не могла оправдать моих желаний. В ней сказалось все и увлечение Ницше, и чтение Бодлера, и растоптанная любовь, и самобичевание вместе с самокритикой и попытки, претендующие на гениальность, блеснуть своей эрудицией.

 Лучше всех о попытках юношеского самоутверждения написал Юкио Мисима: "В двадцать лет я мог вообразить себя кем угодно. Гением, обреченным на раннюю гибель. Последним восприемником традиционной японской культуры. Декадентом из декадентов, императором декадентского века. Даже летчиком-камикадзе из эскадрильи прекрасного!" (17)

 Юношеская попытка, подогретая молодым честоюбием и неудачной любовью, перепрыгнуть из пешки в дамки не увенчалась успехом. Слишком слабы были силы, не хватало знаний и опыта, а вдохновение. на которое я возлагал надежды, хромало на обе ноги. К этому следует добавить и увлечение "проклятыми поэтами" (Бодлер, Верлен, Рембо), один из которых сказал, что поэт не может писать прекрасные стихи, если он не проклят. Отсюда возникло мое убеждение в том, что настоящая поэзия невозможна без надрыва.

 Под влиянием Ницше я хотел создать что-то подобное "Заратустре". Мое незаконченное произведение назыфвалось "Новое евангелие". Начало было в духе великого немца: "Вначале был мятеж, и был он против Бога". Дальше шло описание восстания ангелов под предводительством Люцифера и их низвержение на землю.(18) После восстания Люцифера устами Мага я хотел изложить историю таинственного подземного царства Асгарты, сокровищницы сокровенного знания. (19) 

 К этому времени был прочитан ряд мистических и оккультных произведений., в т.ч. и классической литературы (Дракула, Франкенштейн, Эдгар По). Первой ласточкой стал серьезный труд Папюса "Практическая магия", в котором я впервые узнал о таинственном магическом трактате под названием "Ключи Соломона".(20)

 Их влиянием отмечены мои слабые мистические стихотворения "Черный монах", "Призрак" и др.

 Мастер нашего участка Аркадьич посоветовал мне поступить на истфак.Родители, правда, отговаривали меня от этого шага, ссылаясь на школу, в которой я учился.

 В начале 2000 года я подал документы во Владимирский Государственный Пединститут (сокращено ВГПУ) на истфак. К экзаменам не готовился (сочинение и история России), поэтомку оба сдал на три. Думал все не прошел. Однако мне позвонили и сказали, что я зачислен на первый курс.

 Поначалу было интересно, но к концу обучения овладела апатия.

 Из преподавательского состава особенно запомнились лекции Абрамова (античная история), Лапшина (средние века) и Киприяновой (история России до XIX века). Сложности с написанием работ не возникали. Однако некоторые экзамены приходилось пересдавать дважды (античную историю и историю России - за первое полугодие).

 Отмечу также преподавателя Демина, на одном из его уроков мы детально разбирали как писать критику на научное исследование, выделяли положительное и отрицательное в изучаемом тексте.

 В педе тоже можно было блеснуть своей эрудицией особено это удавалось мне у Петровичевой и Леволкиной.

 Там же состоялось мое первое короткое знакомство с психологией. Преподавал ее у нас Жарков, человек жизнерадостный и весьма своеобразный.

 Выручала тут моя начитанность, а также везение. Материла было много, причем его изучение на заочке проходило в сжатые сроки, основное отводилось на самообразование студента. Моей хитростью было то, что треть материала я знал назубок, одну треть процентов на 50 и об остальном имел приблизительное или точнее никакого понятия. 

 30 января 2003 года умерла после долгой болезни моя мать, и я остался один на один с отцом. Отец пил по-черному, потом долго отходил. Глядя на него, и у меня начались проблемы с алкоголем и запои, из которых тяжело отходил. Проблем на работе не возникало. Выручали покупные больничные.

 Говоря об алкогольном опыте, следует отметить, что он есть пародия, точнее темная сторона, духовного (мистического) опыта человечества. Если на первых порах, когда человек еще не попробовал его, он имеет, как все запретное таинственный способ притяжения, то в дальнейшем из змея-искусителя алкоголь превращается в поработителя личности и ее руководителя. Наглядно это проявляется в галлюцинациях после сильных пьянок, когда человек тяжело отходит (его рвет, трясет, тошнит). На третью ночь идет отпускание во сне некой черной силы, отпускает она тяжело. Так было со мной несколько раз. Было в алкогольных галлюцинациях и свое предупреждение, когда какой-то голос во сне, в котором по полу ползали громоздкие тараканы и на тебя справляли нужду, на мой вопрос, что это такое, ответил, я - белая горячка. 

 К этому следует добавить, и быстроту алкогольных сновидений? меняющихся, как в калейдоскопе. Под их влиянием у меня несколько раз возникало желание на основе их сюжета написать книгу. Присниться может, что угодно от непонятных войн, преступлений, запутанных лабиринтов и пр. Причем идут не только зрительные, но и слуховые галлюцинации. Так однажды при закрытых глазах мне почудилось, что я разговаривал с отцом по поводу идти к соседке. 

 Алкоголь в каком-то виде является тоже философским камнем. Он может выступать в нескольких ипостасях: и утешителя в скорби, и великого искусителя, и великого обманщика, меняющего сознание. Незаметно для себя человек попадает под его власть, которая усиливается с повышением дозы. Также следует упомянуть, что помимо сознания, алкоголь оказывает губительное воздействие на весь организм в целом.

 Однако со своими алкогольными проблемами ни к наркологу, ни психиатру я не обращался. Алкоголь стал средством ухода от неоправдавшей моих надежд реальности, рабской попыткой смириться с обстоятельствами, подчинив свою душу этому наркотику. Единственным лекарством, которое помогало ослабить влияние галлюцинаций и выйти из запоя была вода (посоветовала знакомый врач после этого моего сна, правда ходил к ней не я, а мой отец).

 На 3 или 4 курсе началась подготовка к диплому. Звала к себе Петровичева (преподаватель по истории России XX века). Но меня как-то эта тема не очень интересовала, поэтому в своем дипломе решил объединить историю России XX века и новейшую историю зарубежных стран. Тему выбирал также сам. Диплом получился весьма своеобразный под названием "Эль-Аламейн и Сталинград: анализ двух сражений." Естенственно, тема была выбрана не случайно и подогнана в буквальном смысле под мою библиотеку.  Правда, список литературы и источников потом пришлось расширить.

 Научным руководителем нашей группы, в которую входили сначала 5 человек, затем она сократилась до 4 была Людмила Павловна Леволкина. Человек очень требовательный. Одну девушку ее звали Аня (учитель немецкого языка) она буквально доводила до слез своими придирками. Та писала диплом на тему мюнхенский сговор 1938 года, в котором затрагивалась проблема судетских немцев.

 На "Точмаше" я познакомился с наладчиком Юрием Биткиным, который дал мне почитать труд русского анархиста П.А.Кропоткина "Этика". Книга во многом, несмотря на ее научную тяжеловесность замечатильная и поучительная. Красной нитью через все это масштабное произведение проходит идея взаимопомощи, которую люди, по словам Кропоткина, переняли у животных.

 Другой знаковой книгой стали "Цинковые мальчики" Светланы Алексиевич, в которой собраны исповеди людей, прошедших Афганистан, а также их матерей. Книга достаточно смелая и интересная. 

 Кризис случился в январе 2006 года, когда я во время новогодних праздников ушел в сильный запой, в результате которого попал на Токарева.

                                  Примечания.

1. Брюсов В.Я. Поэзия; Огненный ангел.- М., 2010, с.50

2. Кроули Алистер Благлдатная Мария.- М., 2013, с.57

3. Имеется в виду произведение И.В.Гете "Страдания юного Вертера", в котором главный герой не смог вынести мук неразделенной любви и покончил с собой.

4. Указанную ссылку из трактата "Риндзароку" можно найти в произведении японского писателя Юкио Мисимы "Золотой храм" (Мисима Ю. Золотой храм: Роман, новеллы, пьесы.-Спб, 1993, с.158)

"Старый дом" из "Басен"Р.Л.Стивенсона (Алистер Кроули "Евангелие от святого Бернарда Шоу".- М., 2013, 197-203)

 Об этом же говорит и Ницше: "Умерли все Боги; теперь мы хотим, чтобы жил сверхчеловек". (Ницше Ф. Так говорил Заратустра; К генеалогии морали, Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм: Сборник.- 1997, с. 69.

В данном вопросе автор не придерживается какой-либо традиции или учения. Его цель показать, что, по сути, в разных текстах говорится об одном и том же, а именно смене приоритетов и духовном перерождении, которое, увы невозможно без внутренней борьбы и коренной ломки сознания. 

5. Алистер Кроули Мистицизм и магия.- М., 2016, с. 5-6.

 Говоря о нумерологии, автор придерживается следующей точки зрения, что ни число подготавливает событие, как неверно и натянуто утверждает в своей книге "Большая книга нумерологии" А. Александров, а именно само Действие подготавливает конкретное событие и приводит к определенному результату.

 В пользу этого приведу конкретный исторический пример. В своей речи, произнесенной в рейхстаге 11 декабря 1941 г., Гитлер хвастаясь  успехами вермахта в первые месяцы войны, говорил о взятии в плен 3 806 865 человек на 1 декабря 1941 г. (Откровения и признания. Нацистская верхушка о войне "третьего рейха" против СССР. Секретные речи. Дневники. Воспоминания.- М., 1996, с.120). Если принять во внимание, что к началу войны численность Красной Армии составляла 5 434 729 человек (Лопуховский Л.Н. Июнь. 1941 год. Запрограммированное поражение. - М., 2010, с. 418), то следует признать, прибавив к числу пленных еще и убитых, раненых, а также пропавших без вести, то наша довоенная армия  к началу контрнаступления советских войск под Москвой просто перестала существовать, т.е. была разгромлена. И только усилиями наших военачальников, в т.ч. и товарища Сталина, была в кратчайшие сроки и в тяжелейших условиях создана по сути новая армия, чем и предопределился успех нашего контрнаступления под Москвой.

 Еще одно доказательство, подтверждающее правоту автора, можно найти в жизнеописании Будды. Гималайский старец предсказал отцу будущего основателя мировой религии, что его сын станет либо " Императором Вселенной", великим правителем всех времен, либо Буддой, Великим учителем, если увидит болезнь, старость и смерть. (Козлов В.В. Психология буддизма.- М., 2011, с.14)

 6. С чем связан этот страх отсылаю к Зигмунду Фрейду (Фрейд З. Основной инстинкт.-М,, 1997, с.107. К Фрейду следует добавить, что я был не первым ребенком (мать делала аборт). Следовательно, согласно теориии расстановок, я занял место первого ребенка.

7. Да простят мне уважаемые педагоги, что за давностью лет я забыл их имена.

 Говоря об Юрии Алексеевиче, автор не исходит из своих привязанностей и антипатий. При нем у меня была твердая тройка. И только с приходом нового учителя, а затем Светланы Анатольевны пошли пятерки.

8. Говоря о Вере Павловне, следует отметить, что мы с одноклассником Владимиром были "ярыми химиками" и часто в ее кабинете из детского любопытства "химичили", т.е. просто смешивали реактивы друг с другом. Однажды, проведя такой опыт, у нас получилось несколько цветных слоев типа радуги. Как эта дьявольская смесь не взорвалась в наших руках уму непостижимо.

9. После ее прочтения я передумал вступать в комсомол. Пошатнулись и прежние советские идеалы. К этому следует добавить, что в это время началась бурная переоценка ценностей ("Взгляд", Невзоров, газетные публикации и кинофильмы). Страна запела вместе с Малининым "Поручика Голицына" и другие белогвардейские песни.

10. С Ницше выборочно меня познакомил  Максим Рагинский. Он же отпечатал мне главу "О старых и молодых бабенках" (возможно, в советском варианте она звучала более коректно).

11. После ее прочтения любимой героиней автора стала на некоторое время Скарлетт О Хара.

12. Эту книгу дала мне почитать в обмен на мой томик Агаты Кристи наш преподаватель химии Кутумова Вера Павловна

13. Сюжет пьесы напоминал "Фауст" Гете. Помимо Гете, на процесс ее написания оказал влияние и Шекспир

14. Скорее всего первым романом был "На западном фронте без перемен".

15. Аналогия на хрущевское высказывание "Догоним и перегоним Америку!"

16. Да простят меня вышеперечисленные педагоги, что за давностью лет забыл их фамилии и отчества.

 Насчет математики и механики судить не берусь, предметы мне давались с трудом.

 С Филипповым связаны ряд забавных моментов. Однажды автор выиграл у него бутылку пива. Спор возник из-за одного станка, который, по его мнению, не мог быть в книге-справочнике (он там был). Филипппов принес мне тогда бутылку пива (у нас была экономика). Экономичка, не зная зачем он меня вызывает, даже отпустила меня с урока со словами: "раз Филиппов вызывает, иди!" Пиво я выпил у физкультурников, посчитав, что на экономику нет смысла возвращаться. 

 В преподавании Филиппова были прикольные моменты. Так однажды на уроке он сказал, что, если, кто из нас забьет лампочкой гвоздь в стену его кабинета, при этом, не повредив и не разбив ее, то тому он немедленно поставит пять за год, если же нет, то двойку за год. Естественно, никто из нас не стал искушать судьбу.

17. Цит.: Мисима "Золотой храм", с.10.

18. Помимо Ниццше тут сказалось и чтение оккультной литературы, из которой была позаимствована версия мятежа Люцифера и его сторонников, ствших падшими ангелами.

19. Скупые сведения об Асгарте были почерпнуты мной из книги Юзефовича Л. Самодержец пустыни.- М,, 1993, в которой рассказывалось о судьбе белого генерала бароне Унгерне, а также о России и Востоке во время Гражданской войны. Из этой книги я впервые узнал и о пророчествах Владимира Соловьева о "желтой опасности".

20. Помимо книг свою лепту внесли и кинофильмы, в основном западные ("Чернокнижник", "Демоны", "Нечто", экранизации произведений Эдгара По и т.д.)





Зайков Алексей Владимирович  (Получить консультацию)
Опубликовано на сайте: 24 августа 2017,  261 просмотр
ПечатьПоделиться
Другие статьи автора:

Комментарии

Эта статья является моей первой автобиографической статьей, в которой я подвожу итоги и делюсь своим опытом. Также в ней упомянуты книги и люди, которые оказали влияние на мое духовное и эзотерическое развитие.
№1 | 24 августа 2017
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
Закрыть
Вы можете заработать,
рекомендуя
данную статью!
Узнать как
 
730ca Справка по сайту   Контакты
СправкаИдеяОшибка Наверх
наверх