Скрыть

Рух и старый путь (Эзотерические сказочки-4)

Зугурдик привычно щурился, глядя в костер, длинным пальцем потирал себе переносицу и периодически скармливал огню то одну, то другую тоненькие веточки. Вся его поза была какой-то несуразной: плечи согнуты, колени задраны до самых ушей, словно не человек сидит, а зеленый, усталый кузнечик. Мыслитель пришел уже с полчаса назад, но за все время не произнес ни фразы. Рух только хмыкал и ждал… Однако, когда разумник начал ломать палочки, а затем и вовсе крошить их в труху, воин не выдержал и буркнул: «Нууу?! Говори уже, не томи…»

- Бо-боюсь тебя за какое-нибудь бо-больное воспоминание задеть. И вообще… влезть в личное, до чего ни-икому не должно быть дела… Но я же э-э-э-э-э… изучал! Я же вижу… И вот никак э-э-э-э-э понять не могу… И шрам… И ухо… И вон э-э-э-э наколки… Ты же воин. Наемник. Высокого класса. Ви-и-дно же с любого боку. А ты говоришь, что нет. И эта говорит…, - Зугурдик неопределенно мотнул головой в сторону…

- Габа?

- Д-да!

- Слушай, ты же вчера вроде не заикался?!

- Н-ну, когда … волнуюсь…

Рух помолчал. Не спеша подкатил к костру колоду. Зугурдик, втянув голову в плечи, провожал каждое действие воина взглядом, словно выискивая в движениях ответ на свой вопрос. Воин же накинул поверх колоды плащ, высыпал из кисета все содержимое и стал терпеливо перебирать пахучие листья, чтобы лучше просохли… Посидели в тишине... Потом Рух поднял голову вверх и ткнул ручищей в антрацитовое небо.

- Видишь звезды?! Ты еще удивлялся, что они другие, что все не так. Это потому, что ты всю жизнь прожил в одном мире… А я перестал удивляться. Миров много. Звезды везде разные. А люди одинаковые. Везде воюют. Везде нужны такие, как я…

Летучая мышь прошмыгнула прямо над костром, гонясь за невидимой взгляду мошкой. Помолчали еще…

- Был. Воином, да. Тридцать лет. Наемником, бродящим между мирами. И захватывал, и охранял. И убивал в бою... Только звали меня тогда иначе. Уром звали. Уром Телнетом… И нравилось мне все это… движение, суета… жизнь… Но сны стали сниться… Где я то цыганский младенец, то светлоголовая девчонка, то еще кто. И ярко так все, реально… Молоко из крынки… Козы на выгоне… А однажды…

***

…Переход был недолгим - вражье войско было совсем рядом - но Ур почему-то страшно утомился. Он с трудом съел свою кашу, посидел пару минут у огня, и, даже не дослушав байку старого вояки Копта, развернулся спиной к костру и уснул...

Во сне в этот раз он был собой – Уром Телнетом. Стоял в помещении с потолками, уходящими в небо, за спиной у странного старика с артритными, узловатыми пальцами. Старик раскладывал безумно сложный пасьянс из миниатюрных карт. Он не оборачивался к Уру, но говорил, и говорил, и говорил. При этом суть монолога напрочь ускользала от внимания. Ур понимал каждое отдельное слово, но никак не мог связать их между собой. От этого монолог казался глупостью, а вся ситуация – нелепостью. Сильно хотелось начать крушить все подряд. И тут дед заговорил о бое... Ур понял, что это – самое важное, ...но суть по-прежнему оставалась туманом, она растворялась, словно дымок от капольты. Ур стал напрягаться, чтобы ухватить, образы поплыли, поплыли...

Утром Телнет снова чувствовал себя плохо. Нет, его не тошнило, как в прошлый раз, но голова отказывалась думать, а мышцы казались мертвыми ящерицами. Он не заметил, как мальчишки надели и затянули на нем доспехи, он не понял, как вместе со всем отрядом наемников прокричал-пропел сарку, он смутно помнил, как они бежали и как остановились перед войском Нарда – все как положено: тысяча на тысячу.

Началась схватка. Бойцы по всем правилам разбились по парам – разобрался с одним, ищи свободного противника – и Ур уже с кем-то столкнулся, подсел, отбил, увернулся, замахнулся... и тут он вспомнил...

- Нет смыла в битве. Нет смысла в бою, - говорил старик. Когда ты на что-то давишь, – это что-то с тем же усилием давит на тебя. И когда тебе кажется, что твое усилие больше, ты поломал это нечто и победил, – плачь, это значит, что ты поломал что-то внутри себя. Вселенная – бычий пузырь, наполненный водой. Продавил в одном месте – вылезло в другом. И так будет всегда, пока ты воздействуешь на что-то внутри шара, сам находясь снаружи… Войди внутрь вселенной, растворись в ней, и ты найдешь как изменить то, что тебе нужно.

…Нельзя победить при помощи борьбы, при помощи силы. Это касается и битв с самим собой. Прими объект своего неудовольствия. Позволь ему слиться с тобой. Полюби его. Полюби его!!! ПОЛЮБИ ЕГО!!! И он растворится в твоей любви. И станет с тобой одним целым. И не с кем будет биться...

Ур так и застыл с поднятым в замахе лабрисом. Внезапно он увидел все детали этого боя. Он увидел своего противника – молодого мальчишку. У того прядка выбилась из под шлема и мешала биться, но он боялся на нее отвлечься. Как и вообще – боялся. Ур увидел веснушки на носу этого пацана, пот на лбу. И ... расхохотался. Он бросил в сторону топорик, чем еще больше напугал мальчонку, он скинул шлем и начал сдирать с себя доспехи.

А вот и Копт в очередном замахе случайно заметил дикую картину: Ур раздевался. Прямо в гуще схватки. Копт забыл отбить удар. Он остановился, повернул голову, затем все тело. Его противник, не понимая, что творится, также посмотрел туда и тоже остолбенел.

А Ур Телнет смотрел на небо. Оно было красивого стального цвета с фиолетовыми отливами. Изредка сверху падали снежинки, но от тел бойцов исходил такой жар, что кристаллики прямо в воздухе превращались в дождь.

Вот еще несколько бойцов прекратили схватку, пытаясь понять, что происходит.

Ур смотрел на небо и раздевался. А небо на глазах менялось. Вот прямо над полем разошлись две тучи, и оттуда выскочил мягкий солнечный лучик. Ур даже засмеялся от удовольствия. Все вокруг были такими... замечательными. Вон Стен – у него шестеро детишек, а вон Олаф – он сам печет оладьи. «Я же всех здесь знаю. Я же их так всех люблю», - думал Ур.

И тут он начал взлетать. Он не понял, как он это делает. Одновременно он стоял на земле и поднимался к небу. И уже оттуда, сверху, он увидел эту картину: черная, растоптанная земля, кровь, свинцовые отблески доспехов. Схватка еще идет. Он стоит белым пятном в своей нижней рубахе посреди боя, а от него во все стороны, словно волна, битва замерзает. Старые вояки опускают мечи, не понимая, что происходит, поднимают головы к солнцу, смотрят на внезапно ставшее синим небо и... разбредаются в разные стороны...

Нет смысла в битве. Смысл есть только в любви. Рр-р-р-раз, и он снова на земле в своем теле. Но дело сделано: он ПОНЯЛ !!!

***

- Я ушел в туман. Ушел в другой мир. И в первом же из миров встретил светловолосую девчушку из своего сна. Она увидела меня, засмеялась и назвала меня Рухом. Я не знаю, что это был за язык, и что означает это слово. Просто… я стал Рухом. И все. И не воюю больше…

Медведь Виталий  (Получить консультацию)
Опубликовано на сайте: 19 марта 2016,  138 просмотров
Чтобы добавить комментарий — войдите или зарегистрируйтесь.
ПечатьПоделиться
Другие статьи автора:
Закрыть
Вы можете заработать,
рекомендуя
данную статью!
Узнать как
 
25a98 Справка по сайту   Контакты
СправкаИдеяОшибка Наверх
наверх