Скрыть

Вель Александр Анатольевич

  • Основное
  • Консультация
  • Контакты
Долгое время с самого детства никогда не задумывался о том, что смогу обучать людей и помогать им разрешать жизненные проблемы. Но жизнь показала, что я это могу делать, и причем очень даже убедительно. Немножко расскажу о себе…
У меня было очень яркое и насыщенное детство. Настолько яркое, что я считаю это неотъемлемым периодом всей моей жизни. Можете себе представить, что никуда моё детство и не уходило, как если бы когда-то закончилось. Да, я вырос, сформировался во взрослого мужчину, только моё детство не осталось в прошлом, как почти у всех людей. Я могу даже так сказать – я начался со своего осознавания. Если у кого-то многое осталось в детстве, как не реализованное, то у меня всё родом из оттуда. Я могу даже и так сказать, что вся моя взрослая жизнь опирается и имеет все корни из меня маленького, продолжающего жить внутри меня.
Начался я с головной боли моих родителей. Вполне допускаю, что сначала они мне радовались, как все взрослые умиляются маленьким детям. И через некоторое время у них и началась эта самая головная боль, связанная с моим пришествием… На фоне общей нормальности время от времени я позволял им переживать за своё тельце: его доставали с дымовых труб, выковыривали из «междуштакетников», выуживали из ям, снимали с деревьев, извлекали из-под машин, в морозы вытаскивали из-подо льда (ну тонкий оказывался, бывает), а затем склеивали, слепливали, и выпускали для продолжения бесконечных сериалов на тему острых и безнадёжных переживаний.
Мир был жутко интересен, таинственен и безгранично огромен. Собирание и пайка радиосхем, рисование, бокс, безуспешные попытки научиться играть на скрипке, угон велосипедов, собирание металлолома, подножки и дёрганье за косички «почему-то девочек», унижения старшеклассниками и драки до первой крови, пение в хоре, и создание черно-белых фотографий. Первые собственные деньги и тот же ремень отца за эти деньги (ну, продавал фотографии одноклассникам, не знал, что нельзя повторять коммерческие следы моего деда-фотографа будучи несовершеннолетним).
Про воспитание.
Родители меня воспитывали так же, как и все родители – в перерывах между своими историями. Их истории мне были не интересны, а вот самым любимым моим наставником был мой дед. Герой войны, фотограф, и просто самый близкий мне человек был моим и ангелом-хранителем в физическом воплощении, и суровым наставником. Даже в ущерб школьному образованию я всегда старался «ошиваться» рядом с ним, катался в его «Москвиче», помогал ему фотографировать на похоронах и свадьбах (подносил-относил, расставлял людей, устанавливал софиты), а после помогал ему выделывать глянцевые фотографии. Это он научил меня в 9 лет водить автомобиль. Правда, я был ещё мал, но умудрялся «висением на руле» дотягиваться носками ног до педалей и даже хорошо ориентироваться в городе. Кроме добропорядочных дел в его школе было обучение …матерным выражениям. Когда мой отец набрасывался на него за «растление малолетних», дед всегда спокойно отвечал «Его надо научить тому, с чем он будет всегда встречаться. Запретами ничего не добьётесь». Это он качественно меня научил уместности и неуместности вставлять крепкие выражения, пропускать мимо ушей внешнюю остроту, самое главное, думать перед тем, как что-то высказывать. Я не буду здесь описывать как он меня нещадно заставлял выговаривать самые крутые выражения, с эмоциями, по многу-многу раз, и чтобы я зубрил ситуации, когда надо это делать именно со вкусом и страстью. Сразу отмечу, что с тех пор я мало ругаюсь, да и то в самых уместных для этого случаях. Вся острота и горечь жизни в детстве была связана именно с дедом: свадьбы, веселье, новые начинания, а также похороны, потери близких – я с ним был в самых «горячих точках» его фотографической деятельности.
О мистике.
Примерно с 5 лет ко мне начали прилетать «тыквы». Это такие «в себя заворачивающие» полупрозрачные желто-коричневые шары (в нижней части оси они вворачивались внутрь, а в верхней выворачивались наружу), которые после выключения света в моей комнате начинали вылетать из одного верхнего угла комнаты. Они напоминают собой тыквы. Вылетают из угла маленькой бусинкой и тут же увеличиваются до размеров футбольного мяча. Их было много, порой до двадцати «тыкв». Поначалу их появление вызывало у меня жуткий страх на фоне «заглатывающего» состояния и острого жгуче-металлического привкуса во рту. Я плакал и кричал, звал родителей. Перед тем, как мама или папа входили и включали свет, «тыквы» стройненько (по очереди) ретировались в тот же угол. Появлялись они не всегда, но часто. А со временем я даже днём начинал чувствовать, что в предстоящую ночь они меня уже будут «развлекать». Родители относились к этому, как к психической болезни. Мои рассказы о тыквах их или веселили, или они просто вздыхали с сожалением.

«Тыквы» появлялись даже при включенном свете. Они влетали в комнату, кружились, и даже «танцевали» перед тем, как в комнату на мои крики «вламывался» папа. Какое-то время я спал в спальне родителей, но понимал, что «тыквы» ждут меня. И однажды случилось непредвиденное. Мой папа как будто уже и сам «рассчитал» время своего появления в моей комнате перед тем, как я закричу. Свет я не выключал и с напряжением укладывался спать. Сначала наступает это «металлическое» состояние, затем из угла появляются «тыквы». Когда их было около десяти (а некоторые уже водили «хороводы» вокруг люстры), и я собирался с силами начать кричать, в комнату резко вошел папа. Шары под потолком спешно выстроились в ряд и плавно начали уменьшаться и исчезать в углу над головой папы. ОН ИХ ВИДЕЛ! Потом он сел на корточки прямо в проеме двери с выпученными глазами и открытым ртом. Так и сидел он, не моргая, минут двадцать, точно не могу сказать, пока не пришла мама. Сейчас не буду долго рассказывать о том, как папа ломал и перестраивал стены квартиры в поиске лазейки, через которую исчезли тыквы. Он был одержим этим "заворотом мозга" довольно долго, и нам с мамой доставил очень много хлопот и переживаний (если мягко выразиться). В общем, весёленькими были теперь уже совместные переживания. Примечательно то, что я теперь не чувствовал себя одиноким и сумасшедшим, как родители считали раньше. Теперь сумасшедших было в семье двое, а маме оставалось переживать куда больше. Правда, папа после того случая начал пить, т.к. среди своих знакомых он не находил поддержки в его рассказах. С папой мы пытались ловить «тыквы», устраивали засады, обсуждали эти сценарии, но тыквы больше ему не показывались. Со временем он стал считать, что ему тогда всё это просто померещилось. Уже в преклонном возрасте он стал замкнутым, мало разговаривал и однажды при очередной нашей встрече он вдруг уставился на меня каким-то глубоким взглядом и коротко произнес "Они всегда с тобою. Они мне тогда не привиделись".

Перерывы между их «пришествиями» были большие и со временем я более-менее к ним привык. Просто уже не кричал в ужасе, но испытывал всегда эти «металлические» состояния. По рассказам мамы они меня «отпустили» в 7 лет. На самом деле шары перестали меня визуально испытывать с двадцатилетнего возраста. В школе, например, если они вдруг давали о себе знать, то у меня вдруг всё получалось. Даже в тех случаях, когда я не знал уроков. Накатывало такое состояние, во время которого я что-то лепетал у доски, поёживаясь и немного цепенея, а после учитель мне ставил хорошие оценки. После таких случаев я судорожно пытался "догнать" за что же мне поставили оценку и лез в учебники, догоняя таким образом материал. Но до сих пор я чувствую их незримое присутствие. Они никуда не делись, они всегда рядом, но «взаимоотношения» с ними стало взрослым, что-ли. Уже в 45-летнем возрасте я начал понимать, что так проявляются мои духи-наставники. Именно по этим ощущениям я определяю с ними «зону контакта». И бывает, что в остро-скомканных ситуациях, когда или страх начинает душить, или паника овладевает телом, появление этого жуткого «металлического» привкуса с ощущениями во всем теле сразу меня успокаивает. Одним словом, это ужасно (если описывать эти ощущения), но одновременно с этим вокруг меня ситуация странным образом оборачивается не только в мою пользу, но и в пользу всех участников ситуации. С годами я научился определять это как некое «всё уравновешивающее поле». Люди, негативно ко мне настроенные, просто вдруг в самый пиковый момент теряют ко мне интерес, или я внезапно обнаруживаю верное решение, и ситуация «расползается» - что называется «как и не было».
О деятельности.
После окончания школы я был призван в доблестные вооруженные силы. Для меня было естественным узнать, что попал я прямиком в спецназ так, как будто иных раскладов не должно было быть. Армия послужила мне выделенным периодом основного становления. Офицерские курсы, служба в горячей точке, особые задания… А самое значительное в этом периоде – подготовка. Жесткая и беспощадная физическая и психологическая подготовка. До сих пор среди психологической помощи, предлагаемой различными гуру, у многих угадываются зачатки тех ещё армейских школ… Именно с армии у меня началось накопление психоделического опыта. Это и пугало (по причине необъяснимого), и воодушевляло (по причине всегда сопровождающей меня везучести). После 10 лет в вооруженных силах и окончания Киевского института инженеров гражданской авиации поступил на физмат в тогда ещё Ленинградский государственный университет, и затем работа научным сотрудником в области квантовой физики в России, Англии и в Финляндии.
«Тыквенный» период жизни подталкивал изучать эзотерику, философию, а также проходить различные народные курсы целителей. Около шести лет посвятил себя конкретной целительской практике. У меня был свой кабинет, затем вырастил даже «салон», и в Ленинграде одним из первых получил лицензию на целительскую деятельность от городских властей. Не скажу, что это мне нравилось. Скорей я бы назвал целительскую деятельность периодом обучения работе с состояниями. Также, параллельно, я до сих пор являюсь научным сотрудником в области квантовых технологий и участвую в контрактных разработках аппаратных штуковин (здесь я буду лаконичен в виду неадекватного восприятия людей, к этому не имеющих отношения). С конца 90-х я начал вести проект «Изменить судьбу», а в 2012 году название легло в основу более конкретной уже Квантоники. Связано всё с тем же – влиянием тонкого мира на тот мир, который мы и воспринимаем как предметную реальность. Приближенно с научной точки зрения – это квантовое влияние. На «народном языке» это эзотерика.
В двух словах меня можно назвать физиком-эзотериком. Постоянно обучаюсь, исследую, набираю опыт и создаю новые психотехнологии в направлении саморазвития человека.
По поводу дара…
Считаю, что способности ясновидения и контакта с духовными наставниками я выработал с опытом. Здесь я тоже буду лаконичен, т.к. перевести на нормальный и внятный язык в публичном доступе — это трудно. Для меня иногда это просто и естественно, а иногда бывает и тяжело. Могу хорошо и глубоко всё понимать о любом человеке "знанием не из моей памяти", если так можно выразиться. Прямые контакты с духовными наставниками людей позволяют мне быть им полезным. Иногда я говорю напрямую как обстоят дела у человека на самом деле, а также то, что ему следует предпринять в сложных и запутанных случаях. А иногда косвенно ему даю понять те вещи, о которых просит его наставник не говорить напрямую. Такие «ограничения» связаны с кармическими долгами каждого человека. Почти во всех случаях я представляю роль проводника между высшими силами и людьми.
Я могу вам помочь обустроить события вашей жизни удачными, а вам стать намного счастливее. Мне в этом помогают ваши ангелы и духовные наставники.
Если на вашем жизненном пути возникло препятствие, и вы оказались в очень затруднительном положении – обращайтесь, я могу оказаться вам полезным в нужное время. Также, если вы хотите научиться творить свою жизнь удачной – приходите. Это классная инвестиция в ваше будущее, в ваш уже завтрашний более удачный расклад дел!
У меня есть свои авторские сайты: kvantonika.ru и kvantonika-ltd.ru, а также сообщество ВКонтакте: https://vk.com/kvantonika
Регистрация: 2 месяца на сайте, был 1 месяц назад.
Форум (1)
 
94acc Справка по сайту   Контакты
СправкаИдеяОшибка Наверх
наверх